Социальная заигранность

Жизнь человека с самого детства протекает в рамках социальных взаимодействий, которые можно считать играми. Сначала он играет со сверстниками, допустим, в некие битвы с имитацией убийства друг друга, затем вырастает и по-настоящему убивает других людей в каком-нибудь военном конфликте. И то, и другое — игра. И так со всем остальным, что связано с социальной жизнью. С самого детства человека приучают участвовать в жизни общества под теми или иными предлогами. Программируют на то, чтобы он постоянно игрался в разнообразные общественные дела, считая такую деятельность «насыщенной жизнью», и тому подобным. И как следствие — чтобы чувствовал себя дискомфортно наедине с собой, когда он ни в какие процессы не вовлечён.

Человек привыкает к такому положению вещей. И всё время пытается куда-то себя деть, применить, найти себе социальную нишу, компанию людей — стремится разыграться в какие-то социальные игры, чтобы его захватило этой волной социального движения. О том, чтобы стать свободным от общества хотя бы в своей голове — у обыкновенного человека и мыслей таких не возникает. Обычный человек хочет чувствовать себя частью общества, быть гражданином, хочет иметь возможности себя проявить, поучаствовать в чём-то. Даже если его участие на деле — ничто. Даже если это иллюзия участия, ни на что не влияющая, о которой он не подозревает. Ведь современный мир выстроен так, чтобы раб мог ощущать себя личностью.

В общем и целом, человек вовлекается в социальные игры, и не мыслит себя вне этих процессов. Отчасти он/она могут ощущать от этого комфорт замутнённого сознания. Постоянная вовлечённость в социальные игры помогает человеку убежать от каких-либо личных психологических и экзистенциальных проблем. Всё время можно забыться в каких-то людских взаимодействиях, вытесняя всё тревожащее и непонятное. Иногда это перестаёт помогать, поэтому в ход идёт алкоголь, таблетки и прочие средства для замутнения сознания, но теперь уже с помощью химии. При этом осознание того, что социальная система изматывает психику, пожирает внутренние ресурсы, да и в целом устроена ущербно для человека — отсутствует. И откуда бы этому осознанию взяться, если человек, во-первых, запрограммирован на противоположные взгляды, а, во-вторых, всё время пытается заглушить себя чужими голосами, телевизором, работой, бытовухой, молитвами и всем тем, чем социум богат. Раб не должен слышать и понимать подлинного себя, не должен разбираться в том, как устроен мир. Раб должен пожирать информационные экскременты и верить в то, что всё происходит правильным образом.

Сознания обыкновенных людей постоянно замусоливаются играми. От этого возникает их социальная заигранность. Это состояние, при котором, в силу своего шаблонного воспитания и обучения, человек испытывает потребность в людях и взаимодействиях с ними в рамках разнообразных игр. И не просто испытывает потребность, но участвует в этих играх настолько вовлечённо, что теряет себя в них, формируя свою личность напрямую завязанной на этих играх. Впрочем, «теряет себя» — это даже громко сказано. Человек формируется в рамках этих игр, он от них зависим, и он не знает себя. И не ищет себя. Хотя думает, что нашёл. В то время как он «замылил» своё сознание социальной матрицей (и ему в этом помогли) до такой степени, что зачатки его осознанности превратились в «мыльную пену». Так и слышится порой, как эти «мыльные пузырьки» лопаются, когда человек смотрит на мир непонимающими ни черта глазами, хлопает ресницами и поправляет тугие кандалы своей сущности.

Впрочем, осознанные люди тоже не всегда свободны от состояния социальной заигранности. Но они хотя бы могут себя поймать, осознать, что «заигрались» в силу каких-либо факторов. Люди с «замыленными» мозгами вообще не понимают, что они обусловлены играми. И часто это позволяет им идти по чужим головам, крайне дурно обходится с другими людьми. Ведь сугубо социальный человек везде сможет вписаться, найти себе новое окружение. В силу соответствия социальным нормам, стандартам, устоявшимся представлениям, государственным программам и прочим требованиям, с помощью которых всех пытаются укатывать и уплотнять в монотонную серую массу, сугубо социальный индивид легко находит себе новую среду. Поэтому в одном месте он может вредить, а в другом находить себе прибежище, не испытывая никаких угрызений. А то и вообще не осознавая, что он творит, и какие это последствия имеют для других людей. Нагадил в одном месте, ушёл, нашёл себе другую компанию. И всё замечательно.

В заключении стоит сказать, что не все социальные игры вредны. Вредна социальная заигранность, неосознанность, зашоренность. Вредно строить себя только на основе социальных отражений, или же совсем растворять себя в обществе. А если же осознанно играть в некоторые игры (практика сталкинга и контролируемой глупости), не теряя нити осознания и понимания, что это всего-навсего игры — можно выйти на новый уровень восприятия, мышления, осознания, и, в конце концов, развития.

ArchGenius [2017/2019]