Зрячие, но слепые

Люди, чья психика полностью захвачена всем тем, что являет собою социальная система выживания, не то чтобы не осознают в полной мере — даже собственными глазами, собственным вниманием не замечают красоты окружающего их мира природы. Его живописность, необычность, изящество, невообразимость, цельность и тотальность, при созерцании и осознании которой человек раскрывает в себе знания, мудрость, силу воображения, силу творчества, силу прозрения. Столько мыслей, образов, метафор или мелодий может возникнуть в голове у человека, направленного на природный мир. Но зашоренные люди, обусловленные явью человеческой системы выживания, подчинённые повседневной рутине, этого не видят, не замечают. Изредка мир до них может достучаться, но эти мгновения мало что для них значат.

Они не рассматривают уникальную форму снежинки на своей рукавице. Они месят снег, смешанный с грязью, когда бегут на работу. Они не замечают, как иней украсил деревья — для них это означает только то, что погода морозная, и надо подольше прогревать свою машину, загрязняя при этом воздух планеты. А машину нужно иметь обязательно, потому что без неё ты не настоящий мужчина, без неё ты не будешь иметь успеха у некоторых женщин, и так далее. Необходимая статусная вещь в голове у того, для кого окружающий мир природы это просто «красивые декорации», якобы призванные украшать его жизнь и служить средством для того, что он считает «полезным» для себя. Таких людей не вдохновляет шум проливного дождя, они не слышат, как капли стучат по зонту, и как это может быть приятно. Для них это означает только то, что погода «плохая». А «хорошая» погода — это когда припекает Солнце, и даже если слишком жарко, то обязательно нужно всем ринуться на улицу гулять. Ведь погода «хорошая», чего сидеть дома? Другие могут выбраться на шашлык, и формально, без глубинного прозрения подметить: «какая красота!», а после этого оставить на месте отдыха битые бутылки, пластиковые принадлежности и прочие отходы.

Каждый день зашоренные люди подчинены своему внутреннему диалогу, который в свою очередь подчинён социальной системе выживания. Человек бежит на работу, с работы, по магазинам, по делам, пережёвывая в голове свои проблемы, погружаясь в словесную мешанину о разных неподконтрольных его уму вещах. До реальности Вселенной ему нет никакого дела. Физически он находится в ней, а психически живёт в общечеловеческой яви. Но не во всей. Явь для него тоже ограничивается личной областью действительности, в которой он суетится от одной проблемы к другой. И так он проживает всю свою жизнь, если не очнётся, считая свою обусловленность социальной матрицей — «настоящей человеческой жизнью».

Реального мира словно бы нет. «Вместо» него у человека есть ограниченное описание мира и социальные вложенные программы, есть «я», есть «они», есть привычные пути ума, есть постоянное и бесконтрольное «радио безумия» в голове, есть реакции на происходящий спектакль, есть чувства отторжения, и чувства притяжения, есть инстинкты, есть желания — их особенно много. Потому что многие из них постоянно внушаются обществом. Есть деньги, есть обставленный ненужной, но статусной дребеденью дом. Есть машина, чтобы лично возить свою задницу по искусственному миру. Много чего есть. А мира нет. Подлинная реальность недоступна. Чудес непознанных областей нет. Открытий нет. Новых знаний и нового опыта нет. Благоговения перед тайной Вселенной нет. Зачем? Для обывателя есть всё, чтобы сыто и задорно прожить свой срок. Большего не надо. Это они называют жизнью — «крысиную» беготню в рамках вымышленной действительности.

ArchGenius [2018/2019]