За пределами смыслов и бессмысленности

Неосознанного человека вполне себе удовлетворяют смыслы, которые он находит, пребывая в клетке. В клетке человеческой яви, в клетке собственного образа мира, в клетке своего психологического устройства, в клетке государственного режима, общественной системы воспитания, образования, выживания. Неосознанный человек не подозревает о возможности освобождения его сознания, о выходе за пределы ограничений, сковывающих его восприятие, мышление, волю, внутреннее сущее. Смыслы, которые он находит в тюрьме, тоже становятся частью решёток клетки. Полностью запертый в искусственном мире, он считает, что это и есть реальность, в которой ему суждено жить. А окружающее общество постоянно пытается поддержать идею того, что нужно найти смысл (нишу), и оставаться внутри тюрьмы. Якобы это нормально.

Осознанный человек чувствует себя в этом искусственном мире как птица в клетке. Птица, которая знает о том, что за пределами клетки есть измерения для свободного полёта. Осознанный человек понимает, что за ограничениями яви есть нечто большее, есть нечто величественное и таинственное, есть свобода и знание о том, кем в реальности он является. По существу, а не от человеческих смыслов. Сознательный человек добивается восприятия «во все стороны», осознания всей тотальной реальности, лежащей за пределами его картины мира. Такой человек стремится выйти за рамки психологических обусловленностей — того, что делает его человеком по образу и подобию общества, которое пыталось воспитать его неосознанной марионеткой. Марионеткой, которая должна была удовлетвориться порождениями ума, общественными ролями и сценариями, государственной псевдодействительностью, природными инстинктивными программами, и так далее.

Даже понимая искусственность всех смыслов, осознанный человек не решает деградировать, как это делают многие люди. Когда их ум убеждается в бессмысленности, они тут же становятся на стезю саморазрушения, страдания и выражения своей истерики, невроза и скудоумия, которую некоторые ещё и называют искусством. И всё это с успехом потребляется такими же болванами, которые обусловлены тупиком, в который зашёл их ум в поисках смысла. Ничего другого, кроме как разлагаться, тесниться на субкультурных гулянках и обмазывать всё вокруг своими мутными эмоциями — они придумать не смогли.

Иные же поняли, что есть состояния сознания, когда люди не задумываются о смысле, потому что он уже не имеет никакого значения. Это состояния, когда человеку хорошо (а ему может быть хорошо вне зависимости от обстоятельств или вынужденных условий жизни, которые тотчас не изменятся по одному его велению). Когда человек выныривает из мороки и маеты искусственного мира, в изменённое состояние сознания, не обусловленное химическим воздействием на организм — у него нет мысли о смысле или бессмысленности. В них нет нужды. Они становятся лишь двумя полюсами оценочной работы ума. Человек не определяется только своим умом, только своим рационализмом. Осознанные люди это понимают. Поэтому они направлены на состояния наполненности, открываемые, например, через практику сосредоточения на текущем моменте в обход интерпретирующего реальность механизма психики.

Человек ищет смысл, потому что его приучили его искать. Приучили люди, которым не были известны состояния баланса, не завязанные на полюсах смысла и бессмысленности. В итоге человек мечется в рамках обуславливающих его клеток, но не может понять, что ключ от тюрьмы находится не где-то в её рамках или за её пределами. Ключ находится в нём. И тюрьма, которая впоследствии определяет внешний театральный, фальшивый, ограниченный мир, и собственную страдальческую жизнь, тоже находится «внутри» него самого. Он сам — тюрьма. И каждый человек в обществе — сам себе тюрьма. Какой ещё мир могут построить подобные люди? Однако ключи к другому миру всегда были, есть и будут, пока существует здоровое сознание, ищущее чистого, естественного состояния и не акцентирующееся на бессмысленности или временных смыслах.

ArchGenius [2014/2018]