Личность-функция

Социальное воспитание, обучение, программирование направлено на создание из человека личности-функции. Личность-функция — это выдрессированный обществом человек, который знает «себя» только как личность, завязанную на социальной работе. В основном, только за это индивид себя и ценит. Личность-функция полностью отождествлена со своей социальной ролью, и эта роль полностью вытесняет индивидуальное, подлинное начало в человеке, если таковое вообще было хоть мало-мальски проявлено. Человек идентифицирует себя именно как социально-значимую личность, и больше никак.

Личность-функция вообще не подозревает о своей внесоциальной сущности. Подобные люди не понимают, что личность можно подделать, выдумать ложную личную историю, и убедить других, что ты такой-то и такой-то, а потом снова изменить описание своего эго, и предстать уже под другой личиной в ином окружении, сохраняя в себе одну единственную настоящую сущность. Нет, личность-функция всю жизнь убеждает себя в своих характеристиках, словно бы их нельзя изменить хотя бы на уровне отражения в обществе. Человек совместно с окружением лепит из своего «я» определённую форму, а потом начинает верить в то, что он именно такой, и никакой другой. Любым изменениям сопротивляется, и держится в среде людей. Это среда обитания для личностей-функций, потому что без окружения (хотя бы психологически) они себя не мыслят. Всё их психологическое устройство может слаженно работать только среди того общества, которое занималось их дрессировкой и направляло в зависимости от чьих-либо интересов и выгод.

Таких людей обширное множество. И они могут быть вполне успешны, потому что они просто выполняют из года в год одни и те же функции. Без каких-либо индивидуальных интересов, которые не сочетались бы с потребностями социума. Неудивительно, что они «успешны», и продвигаются по социальной лестнице, ведь такие винтики нужны государственной машине. Постоянное поощрение ещё больше укрепляет их в принятии себя как личностей-функций. Только они даже не подозревают о том, что они из себя представляют. Наоборот, они считают, что всё в порядке, и что именно такими и нужно всем быть. Люди отождествляют себя ровно с той ролью, за которую держатся. И не держаться за неё они уже не могут. Общество оказывает им доверие выполнять некие задачи, и они бегают как заведённые, только бы не лишиться статуса, признания, уважения, достоинства, значимости, нужности, поощрений, ощущения осмысленности жизни. Сознание работает по строгим вложенным программам, а осознание словно бы выскользнуло из этих трупов. Потерять насиженное место страшно и немыслимо.

Более того, личность-функция иногда начинает увлекаться духовными системами самопознания. Но всё сводится к формальному следованию предписаниям, заучиванию морали, чтобы быть «правильным» среди «неправильных», увлечению поверхностной оболочкой этих систем, культурным слоем, и так далее. Не более. Аллегорически выражаясь, труп ходит кругами вокруг пространства сакрального, но никогда войти в него не сможет в силу своей утраченной внутренней внесоциальной сущности.

ArchGenius [2016]