Социальные вместилища

После рождения ребёнок, если не попадает в мусорный контейнер, то попадает к родителям или воспитателям. С этого момента начинается его обучение и воспитание. Потом он отправляется (или, за редкими исключениями, не отправляется) в детский сад, а затем и в школу. После школы люди обычно идут получать высшее образование, хотя многие могли бы выбрать самообразование. Иногда это может оказаться в разы полезнее. И вот, человеку, кроме как на работу (хотя работать он может и дома), больше не нужно регулярно ходить ни в какие социальные учреждения, куда его без его воли отправляли родители или опекуны. После этих долгих лет взаимодействия с обществом, сознание человека погружается в сугубо людскую действительность, в явь. Он становится членом человеческого общества, и всё его осознание ограничивается некоторой долей той части мира, которую люди описали и изучили насколько могли.

Всё, человеку больше не нужно куда-либо идти, где-то в чём-то участвовать, у него появляется некоторая доля свободы и выбора. Но что обычно делает человек? Вместо того чтобы начать сканировать свою модель мира, вычищать её от лишнего, совершенствовать, освобождать себя от социальных программ и установок, предрассудков и шаблонов, которые были ему с детства внушены окружающими; вместо того чтобы переосмыслить многое из полученного извне, и искать пути выхода за пределы ограниченной яви, расширяя и развивая своё сознание — человек начинает искать альтернативные социальные вместилища. Детского сада, школы, института, ему не хватило. Человек начинает лезть в церкви, в секты, в кружки, в политические партии, в клубы по интересам, в субкультуры, в общественные движения, за которыми стоит чья-то выгода, и так далее. Люди мало того, что сами удерживают себя в матрице людского мира, так ещё и лезут всё глубже и глубже в дебри этой матрицы, погружая своё сознание в глубины откровенной ереси, которая либо ни к чему вообще, либо ни к чему положительному не ведёт. Спрашивается, зачем было куда-то ещё ввязываться? Стоило бы для начала осознать, что из тебя сделали биологическую машину, подчинённую социально-психологическим программам, которая, конечно же, таковой себя ни в коем случае не считает. Преодолеть это состояние хотя бы до какой-то степени, а потом уже думать о том, чем бы заняться. Но нет. Не могут люди отдавать себе отчёт, жить осознанно, жить наедине с собой (а подлинного себя даже не пытаются искать), жить наедине с реальностью, а не матрицей людского мира. И все окружающие, конечно же, поддержат. Молодец, давай, занимайся ерундой, которая тебе не нужна, главное, чтобы ты чувствовал себя нормальным полноценным человеком.

В результате получаются люди, чьи сознания можно даже аллегорически представлять в виде каких-то бытовых вещей людского мира. Чьё-то сознание можно представить в виде книг Карла Маркса, у кого-то это набор для макияжа, у кого-то это алюминиевая баночка под пиво, и так далее. Нечто такое земное, людское, ограниченное, искусственное, укрытое от трансцендентной реальности в самом себе. Суть понятна. Люди не отделяют себя от искусственного мира, а, наоборот, становятся его отражением. Когда есть выбор осмыслить и миновать ненужные социальные вместилища, они, наоборот, пытаются найти себе место, где можно хорошо провести время, найти себе социальные игры, отвлекаясь от познания себя и реальности вокруг. В социальные пространства нужно входить осознанно, отчётливо понимая — зачем тебе это нужно, и, решив для себя некоторые задачи, покидать их, не застревая в их уютных мирках, где вопрос смысла жизни как-то подозрительно просто решается. Остаётся только подцепить этот вирус сознания, чтобы не мучить себя бессмысленностью, и прочими поисками. Социальные вместилища ожидают людей, рекламируют себя, агитируют их для вступления. Найди себя, найди своё место, встань в строй, займи свою позу. И думать самостоятельно, искать свободы, осознавать новое, развиваться в индивидуальном ключе — больше не потребуется.

ArchGenius [2016]