Оценивать — не думать. Оценивать — не помогать

С первых лет жизни человека приучают оценивать всё, что он воспринимает. Хорошо это или плохо, полезно это или вредно, приятно это или нет, красиво это или неприглядно, правдиво или ложно. Так формируется оценочное восприятие мира. С этим можно и нужно работать: сокращать оценочность, воспринимать мир в его единстве, как данность — насколько это возможно, не делить явления, зреть в суть, смысл воспринимаемого, а не только окрашивать нечто оценкой. Но часто люди могут вообще останавливаться только на оценке воспринимаемого, даже не пытаясь думать о том, что перед ними, и зачем они что-то делают.

Например, бездомный человек оценивается как «вонючая мразь», наркоман оценивается как «жалкий вырожденец», беременная женщина с детьми как «мерзкая овуляшка», просящая милостыню старушка как «тупая попрошайка», и прочее. И человек, который раздаёт всем подобные оценки довольно часто останавливается именно на них. Он не смотрит на бездомного, наркомана, нищего, многодетную мать, калеку и других людей как на социальную проблему. Далеко не все люди хотят думать о причинах, следствиях, об искоренении проблемы. Они не хотят менять своего отношения. Им достаточно оценки.

Так и получаются изгои, стигматизированные слои общества, пропащие люди, которым ни общество, ни власть никак не помогает. Или помогает недостаточно. С животными дела обстоят не лучше. «Бедная собачка» спит на снегу, пожалел оценкой — ну, «спасибо»! Так ли ты, прохожий, ничего не можешь сделать для неё? Например, я знаю, что каждый день по моему району ходит женщина и кормит бездомных кошек и собак. Видел её не раз. Она пошла дальше бездумного оценивания. Она смогла.

Другие, наоборот, убивают людей или животных, основываясь на поверхностных оценках. И не факт даже, что это их оценки. Есть те, кто внушает другим людям оценивать социальные группы, явления, действия, события так, как им было бы выгодно. Кто программирует людей на то, чтобы они реагировали на кого-то определённым образом. И действовали в соответствии с их целями. Кукловоды думают за марионеток.

Останавливаясь на оценке, без понимания сути, человек становится не способен аккуратно относиться к миру, в котором живёт. В детстве я проводил время в одной деревне на территории Беларуси, и видел одну из «забав» деревенских детей. Возможно, я тоже участвовал в ней, но не помню. Вечером дети и подростки брали палки, и со всей силы сбивали ими майских жуков, летающих в большом количестве. Зачем, если эти жуки даже не подвергали жизнь людей опасности? И никто из родителей никак не мешал этому процессу, потому что взрослые тоже воспринимали мир антропоцентрично. Были убеждены, что человеку дозволяется делать всё, что угодно, если он оценивает себя выше всего остального.

И в дальнейшем, если человек не переосмыслил своё обращение с окружающим миром, то от сбивания майских жуков на лету он перейдёт к ещё большим деструктивным действиям по отношению к миру природы и людей. Не отдавая себе отчёта. Никак не обосновывая свои действия разумом, не говоря уже о гуманном, осознанном отношении. Подумаешь — жуки какие-то. Подумаешь — кругом загрязнение природы. Подумаешь — разнообразие живых существ сокращается, леса вырубаются и горят, вода испорчена. Ну и что, что ребёнок, который отрывает бабочке крылья, потом засовывает лезвие в кусок хлеба и кидает его на съедение собаке. «Молодец»! Мы, люди, «классные», «разумные», а все, кто рядом — «бесполезные твари». Всё, что нам в удовольствие: «добро». Всё, что нет: «зло». Это «наша» человеческая «система ценностей».

ArchGenius [2020]