Интервью с Мильхаром

В связи с нередкой агрессивной антисатанистской пропагандой в СМИ, я посчитал нужным противопоставить этому — голос самих сатанистов из первых уст. Я решил взять интервью у сатанистов (моих друзей и знакомых), самостоятельно разрабатывающих свои идеи, а не следующих привычным традициям некритически. Цели, которые лично я преследовал за счёт всех этих бесед, следующие:

  • продемонстрировать вольнодумие и плюрализм внутри общей доктрины;

  • привести преимущества сатанизма перед прочими идеологиями/религиями;

  • показать, что у разных сатанистов может быть различное понимание этого многогранного мировоззрения; в то же время, попытаться выявить общие взгляды: почему разные концепции подпадают под общую философию сатанизма;

  • дать основание полагать, что неадекватный образ сатанистов в массовых медиа построен на лжи, предвзятости, незнании и политически мотивированных целях.


  • Первым сатанистом, ответившим на «чёртову дюжину» моих вопросов, стал Мильхар, автор замечательного сайта «Прогрессор».

    Здравствуй, Мильхар. О твоих первоначальных взглядах на сатанизм известно из твоих статей. Изменил ли ты какие-либо точки зрения по некоторым пунктам?

    Приветствую!
    Да, мои взгляды в чём-то меняются постоянно, и я считаю это естественным: ведь всё время поступает какая-то новая информация, какие-то идеи нахожу сам, да и жизненный опыт заставляет иногда изменить прежнее мнение.

    Самый значительный пересмотр взглядов был у меня в 2003 году, когда я впервые познакомился с работами Андрея Склярова по реконструкции древнейшей истории на основе сопоставления мифологий разных народов. До того мои представления о Сатане были чисто спекулятивными рассуждениями: каким Сатана может быть, исходя из наших представлений о его сущности. А тут, наконец, появилась твёрдая почва под ногами: Сатана реален, есть материальные следы его деятельности на Земле, причём они в значительной степени опровергают традиционные представления о нём в европейской культуре. Заодно и роль язычества предстала в совсем другом свете: язычество (но его надо чётко отделять от шаманизма) — всего лишь стихийно сложившийся антисатанизм, а монотеистические религии — целенаправленно придуманный. Вообще, тема древнейшей (до 3000 до н. э.) истории оказалась очень тесно взаимосвязанной с деятельностью Сатаны и борьбой против него тех, кто вошёл в людские предания как языческие боги. Как ни парадоксально, но политика 5000-летней давности до сих пор оказывает решающее влияние на современную политику; это — вечная борьба между, с одной стороны — прогрессом и свободой, которую даёт прогресс, а с другой — застоем и рабством, которое поддерживает общество в состоянии застоя.

    По-твоему, нужно ли сатанистам сотрудничать или входить в состав легальных организаций?

    Всё зависит от того, какие это организации, какова их цель, и на что они способны. Если речь идёт об объединении сатанистов, то я не вижу смысла пытаться придать ему официально зарегистрированный статус. Прежде всего, потому, что на фоне всеобщего беспредела государственных структур легальность стала в России настолько эфемерным понятием, что зачастую скорее мешает действовать, чем помогает. По-моему, сейчас в России неформальное объединение может сделать больше, чем официально зарегистрированная (и привлекающая к себе внимание чиновников-взятковымогателей) организация. Хотя я могу и ошибаться, ситуация меняется достаточно быстро.

    Что же касается сотрудничества с другими организациями, имеющими свои собственные цели, то всё зависит от того, насколько эти цели совпадают с нашими, и насколько эти организации готовы идти на сотрудничество с нами. Конечно, совсем необязательно кричать на каждом углу о своей принадлежности к сатанистам, но и идти на компромисс со своими убеждениями тоже не стоит. Есть сообщества, чьи цели нам близки: антиклерикальные, трансгуманистические, творческие — вот с ними можно и нужно делать общее дело.

    От чего я бы предостерёг, так это от попыток сейчас лезть в политику. Я не вижу в настоящее время в России ни одной политической силы, которая имела бы шансы что-то изменить в лучшую для нас сторону. А поддерживать одних отморозков против других — смысла никакого нет.

    Каким ты видишь сатанизм в России в ближайшем будущем? В какой форме он будет существовать, и что может измениться?

    Пока что сатанизм в России не является силой, как-то влияющей на события. Поэтому всё будет зависеть от того, в какой форме будет существовать сама Россия. Варианты тут просматриваются разные, но все в большей или меньшей степени пессимистические. Пожалуй, имеет смысл поискать информацию о сатанистах в Африке, потому что Россия сейчас всё больше на африканские страны становится похожа: племенная самоидентификация, чисто трайбалистский по характеру национализм, да и религия для большинства граждан тоже только элемент племенной самоидентификации, — мало кто серьёзно интересовался религиозными доктринами или хотя бы прочитал полностью «Библию» или «Коран». И сатанистов большинство населения воспринимает именно как иное, враждебное племя.

    С другой стороны, в той же Африке есть традиции тайных обществ, есть племена, занимающие какую-то очень специфическую нишу и за счёт этого держащиеся в стороне от обычных межплеменных войн. В общем, Африку стоит изучать: это — будущее России, и уже почти настоящее.

    И ещё, тем сатанистам, у которых есть возможность уехать из России, я бы рекомендовал эту возможность серьёзно рассмотреть. Во всяком случае, шансов на что-то большее, чем простое выживание, я в обозримом будущем для сатанистов в России не вижу.

    Как бы ты определил «сатанистское искусство»? Какие направления и отдельные произведения считаешь примером сатанинских идей?

    Сложный вопрос, поскольку трудно ответить объективно: у всех разные вкусы, а человек слишком склонен считать именно свои вкусы эталоном. Проще выделить — что сатанистским искусством не является: то, что отражает обывательские и религиозные стереотипы о Сатане и потусторонних силах. Увы, среди «мрачной» продукции любого жанра таких примеров будет более чем достаточно, и зачастую именно их потребляют и сатанисты за неимением лучшего.

    Но, пожалуй, можно сформулировать если не сущность самого сатанистского искусства, то хотя бы подход к его созданию. Сатанистское искусство — это искусство тех, кто изменяет мир. Если пофантазировать немного: какая песня могла бы звучать в голове у Прометея, когда он шёл похищать огонь у богов, чтобы принести его людям? Вот примерно в таком направлении надо рассуждать, и тогда, при наличии таланта, у нас получится сатанистское искусство.

    Вообще, роль искусства в последние десятилетия растёт. Обратите внимание, как изменило мир движение хиппи, которое начиналось как чисто творческое. А уж с появлением современных технологий связи, когда каждый творец имеет возможность сделать своё творчество доступным для всех через Интернет, искусство стало способно сделать как никогда много.

    Если сравнивать российский и западноевропейский сатанизм, какие отличия и сходства ты бы выделил?

    К сожалению, всё больше отличий. Хотя Сатана национальности не имеет, но национальный менталитет у российских сатанистов проявляется слишком уж явно.

    Прежде всего, в русскоязычном сообществе сатанистов, как и в почти любом другом русскоязычном сообществе, бросается в глаза его убеждённость в собственной «элитности» и превосходстве над «быдлом» — абсолютно несвойственная западным сатанистам. На Западе вообще неявно считается, что именно народ стремится к свободе и прогрессу, а всевозможные «элиты» этому только мешают, в то время как в России господствует образ народа как некой инертной массы, которая сама не хочет ничего, и которую «элита» должна силком тащить в светлое (или тёмное ;-)) будущее. Возможно, это наследие коммунистических времён, хотя не исключаю, что подобные представления могут иметь и более древнюю историю.

    Другая очень заметная негативная черта российского сообщества сатанистов — весьма распространённое стремление превратить сатанизм в какую-то догматическую идеологию и неготовность к сосуществованию с теми, кто придерживается хотя бы ненамного отличающейся точки зрения. Отсюда начинаются совершенно дурацкие идеологические расколы и вражда, опять-таки заставляющие вспомнить раннюю историю коммунистической партии.

    В общем, советские стереотипы до сих пор на территории бывшего СССР господствуют и развитию сатанистского движения на этой территории очень мешают.

    С какими трудностями сталкиваются сатанисты в России и что бы ты им рекомендовал изменить в стратегии и тактике?

    Трудности, прежде всего, в головах, как и булгаковская разруха. Главная трудность, общая для любых движений и сообществ в России: неспособность к конструктивной кооперации. Русских легко объединить для того, чтобы вместе кого-нибудь бить, но почти невозможно для того, чтобы вместе что-нибудь строить. К сатанистам это, к сожалению, тоже относится. Почти все попытки что-то делать сообща разбиваются о неспособность договариваться, идти на компромиссы с партнёрами ради интересов дела, и о желание каждого быть единоличным лидером, не имея к этому никаких способностей. Вдобавок к тому, привычка к циничным рассуждениям о том, что никакие этические правила не ограничивают сатаниста на пути к цели, даёт обратный эффект: что именно от единомышленников сатанист зачастую и ждёт в первую очередь какой-нибудь подлянки. В общем, дурацкая получается ситуация.

    А что делать? — доверять друг другу, доверять другим сатанистам, хотя бы тем, кого знаете уже несколько лет. Да, это требует куда большей смелости, чем провести ритуал с кровью ночью на кладбище, но без этого ничего у нас не получится.

    В чём ты видишь угрозу усиления власти РПЦ для всех разумных людей и конкретно для сатанистов? Что мы можем противопоставить этому регрессивному движению?

    Я бы не преувеличивал угрозу конкретно от РПЦ, потому что она сама обычно выступает как инструмент в руках политиков, а не самостоятельная сила. РПЦ — лишь одна из группировок во власти, и далеко не самая влиятельная. «Православность» — просто удобное знамя для гопоты, для современных люберов, но угрозой является именно гопота, пользующаяся поддержкой власти, независимо от формального повода, который эту гопоту объединяет.

    А противопоставить можно то же самое, что противопоставляли люберам неформалы советских времён: сообщество с сетевой структурой и развитой кооперацией. Увы, как я уже говорил, в плане кооперации российским сатанистам сейчас далеко даже до советских хиппи. То есть ответ на вопрос: что можно противопоставить? — есть, и он достаточно очевиден. А вот на вопрос: способны ли МЫ это противопоставить? — дать позитивный ответ пока не могу. Очень хотелось бы ошибаться, но пока способность российских сатанистов чему-то серьёзному противостоять не выглядит оптимистично.

    Когда сатанистам нужно и когда не нужно проявлять толерантность к другим конфессиям?

    На мой взгляд, толерантность может быть только взаимной. Иначе это не толерантность, а нежелание посмотреть в глаза фактам. Но надо различать конфессии как таковые и отдельных людей, к ним себя относящих. Соответственно, и вопрос о толерантности тоже решать индивидуально.

    «Сатанизм — популярная упаковка для идей произвольного содержания» (взято с lurkmore.ru). Почему многие молодые люди рассматривают сатанизм как модное название для произвольных нонконформистских идей?

    Наверно, в том числе и потому, что о сатанизме берутся с видом знатоков писать все подряд: официозные журналисты, проповедники и «борцы с сектами», всякие полуграмотные нацики из металл-тусовки, а теперь вот и «глюкоморье» подключилось. Самих сатанистов спросить, естественно, никому из этой публики и в голову не приходит. Вот и становится для общества слово «сатанизм» просто ярлыком, который оно цепляет на практически любые нонконформистские идеи. Уже неоднократно в сатанисты записывали скопом всех готов, эмо и даже ролевиков и толкиенистов. Ну, а когда человека неоднократно с ужасом в глазах назвали сатанистом, он вполне может и заинтересоваться: а что же это за движение такое, которого всякие нудные моралисты так боятся?

    С другой стороны, я не вижу ничего предосудительного в том, что кто-то просто ищет себя и его в этих поисках в сатанизм заводит — почему бы и нет? Вдруг окажется, что именно это и есть его настоящее «я», которое раньше было погребено под кучей наслоений, наваленных на него семьёй, школой, дворовой компанией? Из моих наблюдений — те, для кого сатанизм стал просто экспериментом в поисках себя, всё равно долго среди движения не задерживаются, максимум 2-3 года. Наиболее упорно цепляется за «звание» сатаниста совсем другая категория случайных людей — те, для кого это стало проявлением их психологических комплексов; чаще всего они к нам приходят через блэк и прочую псевдосатанинскую тяжёлую музыку. Вот если бы сатанизм не имел в обществе той загадочно-зловещей репутации — их бы как ветром сдуло. И вообще, на мой взгляд, если сатанизм перестанет считаться среди подростков чем-то «крутым», это принесёт сатанистскому движению только пользу.

    С какими политическими движениями сатанизм совместим, и с какими несовместим?

    На самом деле, очень мало с какими, поскольку политические движения, за редкими исключениями, оперируют идеями прошлого. Сатанизм в политике мог бы проявляться как свобода, способная себя защитить. Но в России никакие политические силы не ценят свободу, а на Западе идея, что свободу, вероятно, скоро придётся защищать силой, и ещё не факт, что удастся — привела бы большинство политиков в панический ужас. Другой вариант проявления сатанизма в политике — движение за прогресс без всяких ограничений — тоже в мэйнстримной политике пока не заметен.

    Конечно, исключения бывают: так, Пима Фортайна я бы назвал именно сатанистским политиком, Герт Вилдерс тоже достаточно близок. Но в России никого даже близко похожего пока нет.

    Каковы допустимые различия во взглядах разных сатанистов? И где граница сатанизма вообще?

    Граница сатанизма — вопрос о возможностях личности. Я говорю именно о личности, а не о человеке, поскольку преодоление ограничений, накладываемых на личность человеческой генетикой, тоже рассматривается сатанизмом как целесообразное. Но это — естественные ограничения, а есть и немало искусственных: мораль, национальная и государственная принадлежность, семейное и классовое происхождение, и многое другое.

    Всякий, кто выступает за сужение возможностей личности, за создание новых ограничений, какими бы целями это ни обосновывалось, — есть противник сатанизма, даже если он носит на шее пентаграмму и перевёрнутый крест. Да и тот, кто хотел бы ничего с возможностями личности не менять и оставить всё как есть в природе — тоже не имеет отношения к сатанизму, на мой взгляд.

    Какие новые шансы нам предоставляет нынешняя политическая ситуация? Чем можно здесь и теперь воспользоваться?

    Нынешнюю политическую ситуацию в России, похоже, и сами российские политики не очень уверенно себе представляют. Всё довольно неустойчиво, и если что-то эту неустойчивую конструкцию подтолкнёт — предсказать последствия крайне сложно. Конкретно сейчас каких-то специфических возможностей я не вижу, но если ситуация сорвётся в хаос (что очень вероятно), это будет означать как новые возможности, так и повышенный риск; хаос есть хаос. Но, как показывает история, воспользоваться хаосом к своей выгоде удаётся очень немногим, так что я бы не стал на это специально рассчитывать.

    Как я уже говорил, имеет смысл искать возможности уехать из России, или хотя бы временно пожить в другой стране. Если же такой возможности нет, или если вы всё-таки хотите оставаться в России, несмотря ни на что, подготовьте хотя бы возможность временно переехать в другой регион, если в вашем регионе ситуация изменится нежелательным образом. Лучше всего иметь запасное местожительство в Калининградской области, и уж во всяком случае — подальше от Северного Кавказа. Вообще, следите за слухами и за малозначительными, на первый взгляд, событиями. Они могут подсказать примерное дальнейшее развитие ситуации.

    И, напоследок, в чём ты видишь ближайшие цели сатанистского сообщества? Что бы ты хотел пожелать сатанистам в это трудное время?

    Пожалуй, ближайшая достижимая цель — создавать то самое сатанистское искусство, которого пока ещё (почти) нет. В современном мире вообще культура определяет очень многое и часто становится средством пропаганды определённых идей. Тем более что традиционная культура сейчас выдохлась, ей нечего предложить молодёжи, поэтому новое искусство, основанное на принципиально иной философии и эстетике, имеет в наше время как никогда много шансов на успех.

    Кроме того, совместное творчество как раз и может стать тем, что наконец-то объединит сатанистов, о чём мы всё время мечтаем, но пока что так и не смогли ;-)


    ArchGenius [2011]